Последние годы творчества

Страница 3

Групповой портрет четы Мюссар—подлинная жемчужина акварельного искусства Брюллова.

Мюссары совершают прогулку в окрестностях города, любуясь красотой южнон природы. Пленительно грациозна Мюссар, изображенная Брюлловым на первом плане композиции. Не случайно на выставке 1851 года групповой портрет Мюссаров носил название — «Амазонка». Непринужденное изящество ее посадки, горделивость поворота головы, сияние широко раскрытых глаз и живость легкой улыбки наполняют образ Мюссар неповторимым очарованием.

В изображении четы Мюссаров Брюллов создал сложную композицию конного портрета. Лошади в портрете, как это обычно для художника, благородной породы; с горячим норовом, раздувающимися ноздрями и гневным взором. Их порывистость, сдерживаемая умелой рукой, противопоставляется спокойствию всадника. Изучение в Ирадо произведений Веласкеса оказало благотворное влияние на композиционное построение конных портретов Брюллова.

Не меньший интерес вызывает вторая акварель Брюллова — «Прогулка», художе­ственные качества которой отметил «Современник». Подобно «Всадникам», она боль­шего размера, столь характерного для акварельных работ Брюллова последних лет.

В акварели изображена группа людей, совершающих прогулку по острову Мадейра. Внимание Брюллова сосредоточено на коляске экзотической формы, запряженной низкорослыми волами, с сидящими в ней двумя дамами и кавалерами. Выделяя людей в коляске, Брюллов как бы подчеркнул их привилегированное положение. Лишь после них взгляд переходит к трем всадникам, сопровождающим коляску.

Но не только портреты увлекали Брюллова. Живя в чужой стране, он внимательно приглядывался к ее жизни, укладу, обычаям. Вот почему во время первого пребыва­ния в Италии, затем в Греции и Турции, как и теперь в Испании, большое значение в его творчестве получил бытовой жанр.

Акварель «Процессия испанских слепых», известная нам по литографии и ста­рому дагерротипу, являет один из примеров бытового жанра Брюллова. Художник передал в ней испанский народный обычай, наблюденный в Барселоне. По улице, уса­женной ветвистыми деревьями, движется, в облачении служителей католической церкви, процессия слепых музыкантов, играющих на скрипках. Воспроизведя шествие слепых музыкантов, сопровождаемых детьми-поводырями, ребячливо исполняющими свои обязанности, Брюллов показал также конную стражу, оберегающую «спокой­ствие» города. Изображение стражи напоминало о царившей в Испании реакции, воз­главляемой министром Наварэсом, уничтожившим кортесы. Народные обычаи Испании столь увлекли Брюллова, что он решил запечатлеть их в другом варианте акварели, о чем сообщал П. Р. Багратиону.

Акварель «Ришелье, танцующий перед Анной Австрийской» несомненно продик­тована первой исторической хроникой—«Людовик XIV и его век». Она обрела характер самостоятельной сцены как в силу своих больших размеров, так и по сте­пени завершенности замысла. Брюллов избрал тот момент, когда Ришелье в костюме шута с бубенцами танцует перед Анной Австрийской испанский танец сарабанду. «Это был сам кардинал,— описывал этот эпизод Дюма,— в желаемом королевой кос­тюме: на нем были панталоны и кафтан зеленого бархата, к подвязкам его прикреп­лены серебряные колокольчики, а в руках он держал кастаньеты. При первых звуках скрипки Бокко принялся выполнять фигуры сарабанды, разводя руками и выкидывая ногами разные штуки».

Иллюстрацией к исторической хронике Дюма должна быть признана и акварель «Детская прогулка Людовика XV» (ГТГ). Авторство Брюллова в данном случае оспа­ривалось большинством исследователей его творчества, относивших акварель к концу 1890-х годов. Между тем принадлежность ее Брюллову несомненна. Авторство Брюл­лова подтверждается и указанием Н. А. Рамазанова при описании альбома В. А. Владиславлева.

В акварели «Детская прогулка Людовика XV» проявляется свойственное Брюллову ироническое отношение к придворным нравам XVIII века. Характеристика окружения юного короля Франции близка к изображению придворных в иллюстрациях Брюллова к рассказу Сенковского и воспоминаниям Шишкова. Избегая гротеска, он создает предельно выразительные по остроте и правдивости образы вельмож, участвующих в торжественной церемонии выхода юного короля на прогулку. Особенно хороши фигуры герцога Филиппа Орлеанского, регента Франции, и кардинала Флери, воспи­тателя Людовика XV. Их тучные фигуры и подобострастные улыбки усиливают комизм облика маленького короля, величественно направляющегося к своему детскому эки­пажу, запряженному пони. Непременные участники многофигурных композиций Брюл­лова — две борзые — завершают изображенную сценку.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поплярное на сайте:

Пещера Ласко
Эта пещера, расположенная поблизости от городка Монтиньяк, была случайно открыта местными школьниками осенью 1944 г. Они же стали ее первыми хранителями, оберегавшими новоявленные сокровища от посторонних. После окончания Второй мировой в ...

Вторая поездка в Италию
Король поручил Веласкесу выбрать произведения лучших худож-ников, которые могли бы украсить задуманную им новую галерею. Веласкес ответил, что Филипп не должен удовлетворяться вещами, которые доступны другим коллекционерам, и просил пору ...

Автопортреты и натюрморты
В 1870-е гг. начинается серия автопортретов. От «Автопортрета в фуражке» (ок. 1874, Эрмитаж) с его некоторой «диковатостью» и «японизацией» изображения глаз он переходит к созданию обобщенных образов («Автопортрет», ок. 1880, частное собр ...