Памятные места и памятники Смоленщины, посвященные Великой Отечественной войне

Статьи по культурологии » Памятные места и памятники Смоленщины, посвященные Великой Отечественной войне

За 26 с половиной месяцев хозяйничанья в Смоленске гитлеровские палачи расстреляли и замучили более 135 ты­сяч советских граждан. Среди них – мужчины, женщины, старики, подростки, дети. Чрезвычайная государст­венная комиссия по уста­но-

Памятник М.И. Кутузову-Смоленскому

влению и расследова­нию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, работав­шая в Смоленске после их изгнания, обнаружила 87 мест захоронений. Ос­танки убитых и замученных советских граждан были перенесены в брат­ские могилы. В городе не­сколько таких могил, в которых захоронены под­польщики, партизаны, во­еннопленные красноар­мейцы, воины Советской Армии. Есть и братские кладбища. На могилах ус­тановлены мемориалы, па­мятники, обелиски.

Одна из братских мо­гил, в которой захоронено более 3 тысяч смоленских патриотов, находится в Реадовском парке. Этот парк раскинулся на юго-западной окраине Смо­ленска.

Во время оккупации города гитлеровские па­лачи сделали отроги овра­гов Реадовки местом казни смоленских подпольщиков и партизан. Групповые рас­стрелы проводились здесь все лето и осень 1942 года. Расстрел большой группы патриотов (до 60 человек) был намечен на 15 августа 1942 года. Обреченные на смерть люди выработа­ли дерзкий план побега: они решили на пути к месту казни уничтожить охрану, захватить оружие и овладеть ма­шиной.

На рассвете черная машина с подпольщиками выехала за ворота тюрьмы. У заднего борта сидели двое полицейских и комендант тюрьмы, отъявленный садист и палач. Рядом с полицейскими, как и было условлено, разместились ком­сомольцы Александр Степанов, Петр Рудаков, Иван Петровичев, Володя Сергеев. Около коменданта села партизанка-разведчица Ася Сашнева. Когда машина приблизилась к Реадовке, она по сигналу, поданному Степановым, запела:

«Орленок, орленок, взлети выше солнца

И степи с высот огляди...»

Взбешенный комендант выхватил наган, но сидевшие за его спиной подпольщики скрутили ему руки и овладели ору­жием. Тут же было покончено с полицейскими. Но завладеть машиной подпольщикам не удалось. Водитель, почувствовав неладное, остановил машину и, выскочив из кабины, открыл огонь из автомата. Подпольщики успели убить шофера, но было уже поздно: выстрелы привлекли внимание гитлеров­цев, и к месту происшествия подоспели машины с полицей­скими. Подпольщиков поймали и зверски убили. Спасся только Александр Степанов. Дождавшись ночи, он пришел в Колодню к брату и рассказал о случившемся.

Тела патриотов, расстрелянных в Реадовке, впоследствии были перенесены в общую братскую могилу.

По решению исполкома городского Совета на ней сооружен монументаль­ный памятник-надгробие «Скорбящая мать». Скульптура матери установлена на фоне мемориальной стены

на которой изображен трагический момент казни патриотов.

Памятник-надгробье «Скорбящая мать»

на братской могиле подпольщиков и партизан в Реадовском парке.

На гранитном камне надпись: «Народ будет вечно пом­нить вашу верность советской Родине». На другой стороне камня четверостишие Н. Рыленкова:

«Я мать скорбящая. Как совесть, я бессонна.

Замученных людей я помню каждый стон.

Пусть знают палачи, что нет святей закона,

Чем справедливого возмездия закон!»

Возле крепостной стены на площади Смирнова – в парке «Пионерский» – и во дворе советско-партийной школы (ули­ца Большая Советская, дом № 10/2) находятся захоронения жертв немецко-фашистской оккупации Смоленска – брат­ские могилы военнопленных красноармейцев, зверски рас­стрелянных гитлеровцами осенью 1941 года.

12 ноября 1941 года смоляне были свидетелями дикой расправы фашистов над группой беззащитных военноплен­ных. Колонна пленных красноармейцев медленно шла по Рославльскому шоссе. Изможденные, голодные люди еле пе­редвигали ноги. Тех, кто падал, конвоиры оттаскивали в сто­рону и тут же расстреливали. При входе в город произошла смена конвоиров. Пьяные конвоиры, решив подтянуть ко­лонну, стали пинками и ударами прикладов подгонять от­стающих. Пленные бежали, падали в грязь. Из толпы сто­явших у обочины дороги людей раздались крики возмуще­ния. Автоматные очереди и пистолетные выстрелы разогнали толпу. Пленные бросились врассыпную. Они прятались в ямах, развалинах, домах.

В городе начались облавы. По тревоге были подняты от­ряды жандармерии, команды СС, комендантские роты. Гит­леровцы прочесывали улицу за улицей, дом за домом. Рас­стреливали каждого, на ком была военная гимнастерка. Сотни трупов валялось на улицах Смоленска. На следующий день их начали свозить и сбрасывать в ямы у крепостной стены и во дворе Дома Красной Армии (ныне здание со­ветско-партийной школы). После освобождения города от оккупантов братские могилы были приведены в порядок. Смоляне любовно ухаживают за ними.

Возле улицы, "носящей имя Зои Космодемьянской, есть большое братское кладбище. В центре его установлен памят­ник – скульптура воина с обнаженной головой. На этом кладбище похоронено 45 тысяч советских военнопленных и гражданских лиц, которые содержались в размещавшемся здесь концентрационном лагере № 126. Лагерь этот был страшным местом массового истребления советских людей. Здесь зимой 1941/42 года из-за голода, холода, антисанитар­ных, нечеловеческих условий жизни, издевательств и эпиде­мических заболеваний умирало по 250–300 человек в сутки. Умерших сбрасывали в ямы-могилы возле лагеря.

Неподалеку от улицы Багратиона, на краю оврага за заводом холодильников, в дни фашистской оккупации раз­мещался филиал этого концлагеря – так называемый «ма­лый концентрационный лагерь № 126». На его месте сейчас братское кладбище, где похоронено 15 тысяч советских воен­нопленных. Здесь установлен обелиск.

За учебным корпусом мединститута, что на проспекте Ю. Гагарина, есть еще одно братское кладбище. Здесь покоят­ся останки 30 тысяч советских воинов, умерших в лагере во­еннопленных, который размещался в полуразрушенном сту­денческом общежитии мединститута по Рославльскому шоссе (ныне улица Крупской). Здесь же хоронили военнопленных красноармейцев, умерших в «госпитале», находившемся в недостроенных зданиях одной из клиник и в акушерской школе. Тысячи советских военнопленных погибли и в конц­лагере, организованном фашистами летом 1941 года на поле возле Печерска (недалеко от Смоленска). Сейчас на месте лагеря находится большая братская могила, в которой по­коятся останки 16 тысяч воинов. На могиле установлен обе­лиск.

Братские могилы находятся также на местах бывших рабочих лагерей военнопленных – у Смоленской ТЭЦ в За­днепровье, возле станции Красный Бор, в Пасове, у по­селков Серебрянка и Дубровенка, возле ликероводочного и бывшего лесопильного заводов, у деревень Ракитня и Ясенная, на станции Колодня. В них захоронены останки около 18 тысяч советских воинов, замученных в фашистском плену. Фашисты зверски расправлялись не только с военно­пленными, партизанами, подпольщиками, но и с гражданским населением. Чрезвычайная государственная комиссия осенью 1943 года в районе Гедеоновки и деревень Магалинщина – Вязовенька обнаружила зарытыми в траншеях 8500 трупов. В основном это были гражданские лица, в том числе ста­рики, женщины, дети. Было установлено, что здесь 15 июля 1942 года разыгралась страшная трагедия. Фашисты ликви­дировали в Смоленске еврейское гетто (находилось на се­верной окраине города, в Садках). Более 1800 беззащитных женщин, стариков, детей еврейской национальности были удушены отработанными газами в специальных автомаши­нах и зарыты в траншеях.

Там же в 1942–1943 годах гитлеровские палачи расстре­ливали коммунистов и партизан. Братские могилы приведе­ны в порядок, установлен памятник жертвам фашистского террора.

Неподалеку от улицы Большой Краснофлотской, в недо­строенных зданиях Медицинского городка Западной желез­ной дороги (сейчас железнодорожная больница) летом 1942 года оккупанты решили оборудовать штаб-квартиру эс­эсовского генерала Наумана. Для строительных работ из вар­шавского гетто доставили транспорт в тысячу человек. В кон­це 1942 года, когда работы были завершены, всех их здесь же расстреляли. Вместе с поляками были расстреляны и совет­ские люди, попавшие в этот лагерь. В братской могиле близ больницы покоятся останки 1500 советских и польских граждан.

Поплярное на сайте:

Клод Моне
Образование Клода Оскара Моне началось в нормандском городе Гавре, куда семья переехала из Парижа в 1845 году, когда юному Клоду было всего пять лет. В Гавре его отец Клод-Огюст вместе со своим шурином Жаком Лекадром открыл лавку, где т ...

Сравнительный анализ иконы Богоматерь Донская Феофана Грека и картины Рафаэля Сикстинская мадонна
Еще со времен Джотто, в период позднего Средневековья, на итальянской почве стала укореняться идея Возрождения. Когда современники Джотто хотели одобрить художника или поэта, они говорили, что тот не хуже древних. “Неудивительно, что таки ...

Фарфор, фаянс и майолика
Если история создания первого керамического сосуда восстанавливается нами по материалам археологических исследований топь предположительно, то история самого распространенного вида керамики - фарфора - известна достаточно хорошо. Фарфор - ...