Драма «Жизнь Галилея»

Страница 3

Пьесы «Добрый человек из Сычуани»(1938-40гг.) Брехт написал по мотивам китайской сказки. Это пьеса-притча, то есть произведение, которое в иносказательном виде предлагает читатулю поучение. Заголовок указывает на основную проблему – проблему доброты человека. Автор ставит своей пьесой вопросы: что такое добрый человек? Может ли человек быть добрым в существующих социальных обстоятельствах? Что нужно делать, чтобы человек был добрым?

Три бога, заспорив о том, добр или зол человек, решают спуститься на Землю и проверить меру доброты людей. Это похоже на пролог из «Фауста» Гёте, только объектом проверки становится не старый учёный, а простая бедная девушка. Оказавшись в некоем городе, боги стучат во все двери, ища приют, но никто из богачей им не открывает, и только у Шен Те (у которой нет ничего и которой приходится торговать собой, чтобы прокормиться), приняв богов за бедняков, лишенных права, впускает их в свой жилище. Боги награждают Шен Те за доброту, дают ей деньги, и она открывает табачную лавку, надеясь, что теперь будет жить безбедно и помогать другим. Лавку отзывчивой Шен Те сразу же начинают осаждать знакомые и незнакомые ей бедняки; все их она вначале принимает, кормит, но вдруг обнаруживает, что от денег почти ничего не осталось.

Шен Те становится ясно, что если она и дальше хочет помогать кому бы то ни было, она должна принять срочные меры к сохранению лавки. Она переодевается в мужское платье, выдаёт себя за своего двоюродного брата Шун Та и безжалостно выставляет из лавки всех нахлебников. Только так ей удаётся скопить денег, чтобы снова иметь возможность кому-нибудь помогать.

Брехт показывает, что одной только отзывчивости мало, чтобы быть добрым о обществе социального неравенства, так как это общество выворачивает нормальные человеческие отношения на изнанку. Чтобы быть добрым, человек должен быть и злым – такой парадокс вырастает из самой природы социальных отношений.

Испытав свою героиню на отзывчивость, Брехт подвергает её далее испытаниям любовью, а затем и материнством. Он строит сюжет пьесы как серию экспериментов: сталкивает естественные человеческие чувства с законами эксплуататорского общества и наглядно показывает их несовместимость.

Шин Те встречает в парке безработного лётчика, который уже завязывает петлю, чтобы повеситься: зачем жить, если без взятки нельзя получить работу, а у него нет денег! Девушка удерживает его от самоубийства, дарит свою любовь. Лётчик тоже любит Шен Те, но ему прежде всего нужны деньги, чтобы получить работу, и он требует их у Шен Те; без денег лётчик не согласен на свадьбу. Любовь, как видим, тоже не выдерживает испытание несправедливыми социальными законами.

Не выдерживает его и чувство материнства. Готовясь стать матерью, Шен Те видит, что для того чтобы быть доброй матерью своему ребёнку, она должна стать тигрицей по отношению к другим детям. Она вновь одевает костюм Шун Та и ведёт дело в табачной лавке, жестоко эксплуатируя рабочих и используя несостоявшегося лётчика, своего бывшего жениха, в качестве надсмотрщика.

Чем выше по своей человеческой значимости испытываемые героиней чувства, тем дальше заходит её обесчеловечивание. В конце концов Шен Те совсем было отказывается от самой себя – её совершенно вытесняет Шуи Та. «Он» становится табачным королём и больше не позволяет «Ей» появляться. Вещи Шен Те «Он» связывает в узел и забрасывает под стол, но власти начинают разыскивать Шен Те, находят её вещи и привлекают Шун Та к суду за убийство двоюродной сестры.

Страницы: 1 2 3 4 5

Поплярное на сайте:

Живопись и графика
Японская живопись очень разнообразна не только по содержанию, но и по формам: это настенные росписи, картины-ширмы, вертикальные и горизонтальные свитки, исполнявшиеся на шёлке и бумаге, альбомные листы и веера. О древней живописи можно ...

Описание используемых символов
В работе над дипломным проектом я опиралась на исторически сложившиеся сведения из легенд и мифов всех народов мира. Немаловажную роль в своей работе я отвела символике. С древнейших времен человечество сопровождают символы. С их помощь ...

Новый этап в классицистической прозе, или эффект “отстранения”
В “Персидских письмах” также широко представлен жанр небольшого рассуждения, чаще всего на традиционные для моралистов темы, касающиеся разнообразных свойств человеческой природы: так, например, письмо 33 – иронизирование над позицией ске ...