Светочи России и Чувашии

Статьи по культурологии » Светочи России и Чувашии

Страница 10

Интересен творческий путь художника Ю. Зайцева. Сын деревенского плотника, он 16-летним мальчиком нанялся в помощники к иконописцу А.Львову и расписывал вместе с ним церкви. Он побывал в Петербурге, Ростове-на-Дону, Баку, Екатеринославе, Свеаборге, познакомился со многими художниками, в том числе с К. Юоном, А. Фоминым, И. Дудиным, многому у них научился. Вернувшись в 1928 году в Чувашию, он занимался художест­венной фотографией, иллюстрацией для периодической печати, создавал мозаики. Художник постоянно стремился быть в гуще жизни и до преклонных лет упорно искал наиболее выразитель­ную форму для своих произведений, посвященных разительным переменам в жизни чувашского народа. Им написаны вдохно­венный портрет «Летчица Санюк» (А. Лазарева) и многие кар­тины из жизни чувашской деревни. Особенно запоминается его полотно «Акатуй» (1934), посвященное празднику окончания по­левых работ. Картина подкупает искренностью и взволнованностью автора. Она полна движения и словно излучает радость.

1930—1950-е годы были знаменательны более всего развитием тематической картины и портрета. Художники, особенно плодотворно работавшие в эти годы (Н. Сверчков, М. Спиридонов, Ю. Зайцев, А. Тагаев-Сурбан, В. Воронов, В. Макаров, Р. Ермолаева, В. Гурин, Н. Овчинников, Н. Карачарсков и другие), направляли основные усилия на создание картин, отражающих современную чувашскую действительность. Закономерным этапом на этом пути было освоение профессионального мастерства и традиций русской живописной школы.

Н. Карачарсков—художник более молодого поколения. Боль­шую известность принесло ему полотно «О нас пишут. Бригада строителей» (1969), а также цикл картин «Люди колхоза «Янгорчино» (1977), за который он был награжден Серебряной ме­далью Академии художеств СССР.

Примерно с середины 1960-х годов в чувашской живописи ста­ло появляться все больше произведений с изображением нацио­нального костюма, национальных обычаев («Невеста» М. Спи­ридонова, 1960; «Чувашская свадьба» Н. Сверчкова, 1967; «Мо­лодожены» В. Семенова, 1969; «Портрет чувашки» В. Гурина, 1965; «Сваха» Н. Овчинникова, 1972; «Чувашский натюрморт» В. Немцева, 1969). Порой им был свойствен известный этногра­физм. Задача создания собственной художественной школы жи­вописи требовала более глубокой интерпретации народной орна­ментальной культуры, излюбленных народом цветосочетаний, ритмов, характерных не только для декоративных искусств, но и для поэзии, народной музыки и танца.

Живописец Р. Федоров внимательно изучал русское искусство — иконопись, картины А. Архипова, Ф. Малявина, перспективные построения К. Петрова-Водкина. Р. Федоров окончил графический факуль­тет Харьковского государственного художественного института в 1963 году. Картина «Сеспель», посвященная чувашскому поэ­ту, была его дебютом. За ней последовали: «Песня», «Свадьба в Шоршелах», «Икар XX века» и «Земля поэта».

В творчестве Федорова традиции русского и чувашского искус­ства сплавились органично и целостно в совершенно новой, сво­бодной и современной интерпретации. Здесь тактично сочета­ются современная и историческая тематика. Национальные типы входят в его искусство легко и естественно. Художника интере­суют прежде всего люди, человеческое в человеке, а не нацио­нальная принадлежность. Федоров становится одним из значи­тельных мастеров национальной школы живописи. Из родников чувашской традиционной культуры он берет ее глубинные и ха­рактерные особенности.

Интересен путь в искусстве художника А. Миттова. После Че­боксарского художественного училища он закончил ленинград­ский Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Ре­пина по мастерской станковой графики. Его излюбленная тех­ника—темпера на бумаге или картоне, с добавлением бронзы. Графическая четкость композиций, оконтуренность объемов обычно сочетаются у Миттова с тонкой живописностью фонов, с умелым использованием цвета. В его творчестве заметно вли­яние русских художников, например, Билибина. Вместе с тем большинство его работ чем-то неуловимо напоминает произведе­ния мастеров Востока, например монгольские гуаши XVII—XIX веков. Оставаясь самобытным, Миттов опирался не только на народную чувашскую орнаментику, но и на художественное нас­ледие народов Азии. Отсюда, вероятно, прихотливый ритм его листов, орнаментальность рисунка, общая декоративность. Он сумел проникнуть в дух народного искусства и сохранить свой­ственную ему цельность и непосредственность.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12

Поплярное на сайте:

Ранний период
Творчество этого периода имеет ярко выраженный романтический характер: сцены насилия («Убийство», 1867-70, Галерея Вильдштейн, Нью-Йорк), натюрморты типа «суета сует» («Натюрморт с черепом и подсвечником», 1865-67, частное собрание, Швейц ...

Хоры Башкирии
Хоры, певческие коллективы проф. или самодеят. музыкантов, совместно исполняющие вок. музыку с инструм. сопровождением или без него (а-капелла). Унисонное хоровое пение появилось среди башкир в кон. 19 - нач. 20 в. Очагами распространения ...

Ограниченность оперной драматургии Глюка
Однако несмотря на трактовку античных сюжетов в духе передовых идеалов своего времени, необходимо указать и на исторически обусловленную ограниченность оперной драматургии Глюка. Она определяется теми же античными сюжетами. Герои онер Глю ...