Леонардо Да Винчи

Статьи по культурологии » Леонардо Да Винчи

Страница 11

Да Винчи находился при Чезаре, когда тот вероломно захватил герцогство Урбино. Именно здесь Леонардо познакомился со знаменитым Никколо Макиавелли, который был послом Флорентинской республики при Борджиа. Леонардо и Макиавелли тянуло друг к другу. Вскоре они сблизились.

Да Винчи покинул службу у Чезаре и весной 1503 года вернулся во Флоренцию. Вопрос, почему Леонардо связал свою судьбу с Борджиа, относится к числу тех, которые следует обсуждать вместе с вопросами о характере. Что касается Макиавелли, то это одна из самых великих фигур в жизни Леонардо. Он обладал мягкой душой и был хорошим другом. После того, как оба покинули Борджиа, Макиавелли, используя свое положение, выхлопотал для Леонардо один из самых серьезных заказов – «Битву при Ангиари». Флорентинцы пожелали, чтобы стены залы заседаний Сеньории были украшены сценами из военной истории города. Работу должны были выполнять Леонардо и Мекеладжело.

В битве при Ангиари (1440 года) да Винчи интересовал лишь один эпизод: схватка между несколькими кавалеристами, развернувшаяся вокруг боевого знамени. Эскизы Леонардо показывают, что художник собирался изобразить общую панораму сражения, в центре которого происходит схватка за знамя. Если одной фразой описать дальнейшую судьбу картины, то скажем: полотно утрачено. Краски медленно таяли в течение шестидесяти лет. Как и в случае с «Тайной вечерей» Леонардо экспериментировал – и эксперимент закончился утратой живописи, которая постепенно осыпалась.

И все же эта картина не пропала окончательно. С нее взяли несколько копий и переписали заново. По иронии судьбы это сделал Вазари, биограф Леонардо. Его весьма посредственное полотно сохранилось на исконном месте. Около 1605 года за дело взялся еще один гений – Питер Пауль Рубенс, который посетил Италию и создал нечто близкое шедевру Леонардо.

Приблизительно в то время, когда Леонардо исполнял свои обязанности в комиссии по определению места мраморного «Давида» и все еще продолжал размышлять над картоном для «Битвы при Ангиари», он начал работать над той картиной, которая стала одной из самых знаменитых на земле, - над «Моной Лизой». Ни в одной другой картине Леонардо глубина и дымка атмосферы не представлены с таким совершенством, как в «Моне Лизе». Эта воздушная перспектива лучшая по исполнению. Однако прежде взгляд зрителя останавливается на лице дамы. «Мону Лизу» копировали чаще других картин. Она уникальна – и таким же можно считать ее описание, сделанное Уолтером Патером: «Это красота, к которой стремится изболевшаяся душа, весь опыт мира собраны здесь и воплощены в форму женщины… Животное начало в отношении к жизни в Древней Греции, страстность мира, грехи Борджиа… Она старше скал, среди которых сидит, как вампир, она умирала множество раз и познала тайны гробницы, она погружалась в глубины морей и путешествовала за драгоценными тканями с восточными купцами, как Леда, была матерью Елены Прекрасной, как святая Анна – матерью Марии, и все это было для нее не более чем звуком лиры или флейты». К описанию Патером лица добавит нечего. Картина на столько всем знакома, настолько запечатлелась в памяти людей, что трудно поверить, что когда – то она выглядела иначе. Тем не менее, это факт. В наше время «Мона Лиза» выглядит по другому, нежели когда она только вышла из рук Леонардо. Когда – то слева и справа на картине были вырисованы высокие колонны, теперь обрезанные. Глядя на них, становится ясно, что дама сидит на балконе, а не подвешена в воздухе, как это иногда кажется. Что касается цветовой гаммы лица, то малиновые тона, о которых упоминал Вазари, теперь совершенно не просматриваются. Темная лакировка изменила соотношение цветов и создала смутный подводный эффект, который еще усугубляется тем устричным светом, который слабо льется на картину из потолочных окон Большой галереи в Лувре. Эти изменения, однако, скорее досадны, чем трагичны: шедевр сохранился, и мы должны быть благодарны за то, что он в таком прекрасном состоянии.

Мона Лиза не была, как многие считают, идеалом красоты Леонардо: его идеал скорей просматривается в ангеле из «Мадонны в скалах». Все же Леонардо должен считать Мону Лизу особым человеком: она произвела на него столь сильное впечатление, что он отказался от других выгодных предложений. Портрет отобразил своеобразный человеческий характер. Мона Лиза была третьей женой флорентинского купца по имени Франческо де Балторомео деле Джокондо (отсюда второе название картины «Джоконда»). Когда Мона Лиза впервые начала позировать Леонардо, ей было около двадцати четырех лет – возраст, по тем временам, средний. Портрет удался – по словам Вазари «это была точная копия натуры». Но Леонардо превзошел возможности портрета и сделал из модели не просто женщину, а Женщину с большой буквы. Индивидуальное и общее слились здесь воедино. Взгляд художника на Женщину может не совпадать с общественным. Леонардо смотрит на свою модель с тревожащей воображение бесчувственностью. Мона Лиза одновременно кажется сладострастной и холодной, прекрасной и даже отвратительной. Этот эффект достигается с помощью соотношения фигуры и заднего плана. Монументальность значительно усиливает то смешанное чувство очарования ипрохладности, которое вызывает Мона Лиза: веками мужчины смотрели на нее с восхищением , замешательством и еще чем – то близким к ужасу.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поплярное на сайте:

Вердинский обелиск
В 30 километрах от Духовщины, на большаке, веду­щем в Пречистое, неподалеку от возрожденной деревни Вердино в сентябре 1968 года был установлен памятный знак. Это двухметровый железобетонный обелиск в виде плиты. На плите, верхний край ко ...

Мода "от Шанель"
Смысл ее работы состоял в том, чтобы со вкусом, эле­гантно одеть женщину. Сверкание камней на простом платье, роскошь и аскетизм стали особенностью ее стиля. Это стиль безупречных линий и идеальных про­порций. И все же главный критерий — ...

Постоновачная техника театра
Развитие драматургии определяло эволюцию поста­новочной техники греческого театра. В ранних трагедиях Эсхила декорации представляли собой массивные дере­вянные сооружения (большой алтарь с кумирами две­надцати богов в «Умоляющих», гробни ...