Портрет 1820-х и первой половины 1830-х годов

Статьи по культурологии » К.П. Брюллов – портретист » Портрет 1820-х и первой половины 1830-х годов

Страница 7

В динамике разворота его фигуры, в резкости вскинутой вверх головы, в пламен­ности взгляда жгучих глаз и гневном сжатии губ заключена такая сила чувств, кото­рая делает портрет дискобола олицетворением человеческой отваги, мужества и дерза­ния. Контраст между сверкающей белизной рубашки Марини и смуглой кожей его лица и обнаженной до локтя мускулистой руки усиливает экспрессию образа.

Новое понимание Брюлловым задач портретного искусства определяет и изобра­жение князя П. П. Лопухина.

Портрет Лопухина нельзя назвать репрезентативным, так как здесь отсутствуют его обычные элементы, призванные дополнить и соответственно подать образ человека: обстановка-интерьер, аксессуары и пр. Вместе с тем он не может быть отнесен и к камерно-лирической форме, потому что обладает чертами больших портретов Брюл­лова.

Энергичный, жизнерадостный образ Лопухина раскрыт Брюлловым в приподнято-героическом плане. Весь облик подбоченившегося князя, опирающегося левой рукой о шпагу, с его открытым, улыбающимся широким лицом, густыми баками и небрежно наброшенной на плечо, поверх мундира, шинелью — невольно воскрешает в памяти образы героев 1812 года. Брюллов передал в портрете Лопухина не только его личные биогра­фические черты (Лопухин был участником Отечественной войны 1812 года, одним из создателей «Союза Благоденствия» и участником составления устава «Зеленой лампы»), но и национально-типические черты. Портрет Лопухина перерос значение индивидуаль­ного изображения, воплощая в себе особенности идеала времени. Написанный с гениаль­ной виртуозностью, в предельно сжатые сроки (итальянский скульптор Фуммагали сооб­щил, что «автор трудился менее пяти дней»), он свидетельствовал о неисчерпаемых возможностях Брюллова-портретиста. Сильному, волевому образу Лопухина прекрасно соответствует широкий лепящий форму энергичный мазок.

Особую группу произведений Брюллова, созданных и последние годы его жизни в Италии, составляют портреты детей Витгенштейн, семьи Марриетти, а также близкий им но замыслу портрет певицы Фанни Персиани. Их объединяет единое стрем­ление художника раскрыть портрет как жанровую сцену с определенной сюжетной завязкой. Проблему эту Брюллов ставил еще в портрете семьи Гагариных. Но между изображением Гагариных и портретами 1830-х годов лежало целое десятилетие, отме­ченное повышенным интересом Брюллова к декоративности и зрелищности восприятия. В портретах детей Витгенштейн и Персиани интенсивнее зазвучала палитра, эффектнее стало освещение, «занимательнее» развитие сюжета. Но при всем мастерстве и блеске исполнения Брюллов утратил в них ту поэтичность и теплоту, которые чаро­вали в изображении семьи Гагариных.

С искренней симпатией согласился Брюллов написать портрет осиротевших детей гр. Л. П. Витгенштейна, потерявшего незадолго до того жену. Любовь к детям застав­ляла Брюллова охотно вводить в свои композиции изображение ребенка. Но чувства Брюллова не нашли должного выражения в этих сходных по замыслу портретах.

Отсутствие психологических задач позволило Брюллову в разных групповых порт­ретах повторить один и тот же композиционный прием. В жаркий, солнечный день, сопровождаемые няней-итальянкой, дети Витгенштейн решили искупаться. В прохладной тени зелени, на берегу лесного ручья расположилась семья Марриетти, отправившаяся в загородную прогулку. К их группе приближается из чащи леса, неся охотничьи тро­феи, один из членов семьи.

Ощущение яркости и жгучести полуденного зноя было передано Брюлловым в порт­рете детей Витгенштейн с такой иллюзорностью и правдивостью, что вызвало восхищение Гоголя. Увидев портрет на академической выставке 1833 года, Гоголь писал, что произведение Брюллова надолго «врезалось в его память». Однако главенствующим в групповом портрете Брюллова оказался образ няни-итальянки, кокетливо наклонив­шейся, чтобы снять с ноги ажурный чулок. Своей экзотической яркостью и манящим лукавством она затмила безликие образы детей. Красный тон лифа итальянки, взятый в предельной светосиле, сделал ее фигуру центральным пятном цветовой композиции. Поэтому ей и уделили внимание современники.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9

Поплярное на сайте:

История росписи ткани
Искусство украшения тканей известно с давних времен. Сначала появился ткацкий рисунок, который создавали особым переплетением нитей в процессе изготовления тканей. Позднее рисунок стали наносить кучным способом. Еще позднее были изобрете ...

Польские экслибрисы Фаворского
Искусство экслибриса по природе своей камерное и интимное, как правило, обращено к узкому кругу библиофилов и коллекционеров. Но если к нему притронется рука крупного мастера эти графические миниатюры отразят неповторимую индивидуальность ...

Филосовско – педагогические воззрения Руссо
Классические конфликтные схемы классицизма XVII-XVIII вв. основались на противоречиях между личностью и государством, частным и общественным, чувством и долгом, страстями и разумом (“Сид” Корнеля, “Ифигения”, “Федра” Расина, “Тартюф”, “До ...