Шишкин Иван Иванович

Статьи по культурологии » Шишкин Иван Иванович

Страница 7

Многочисленные этюды Шишкина, над которыми он особенно увлеченно трудился в пору творческого расцвета, свидетельствуют о его чуткости к тенденциям развития русского искусства последних десятилетий XIX века, когда усиливается интерес к работам этюдного характера как особой живописной форме.

В восьмидесятые-девяностые годы художника все чаще привлекают изменчивые состояния природы, быстро проходящие моменты. Благодаря интересу к световоздушной среде, к колориту ему теперь больше, чем раньше, удаются такого рода произведения. Пример тому - поэтичная по мотиву и гармоничная по живописи картина "Туманное утро" (1885). Как нередко бывало у художника, увлекший его мотив он варьирует в нескольких произведениях. В 1888 году Шишкин написал "Туман в сосновом лесу" и тогда же, видимо, этюд "Крестовский остров в тумане", в 1889 году - "Утро в сосновом лесу" и "Туман", в 1890 году - снова "Туман" и, наконец, "Туманное утро".

Среди всех произведений художника наиболее широкой известностью пользуется картина "Утро в сосновом лесу". Замысел ее подсказал Шишкину К. А. Савицкий, но не исключена возможность, что толчком к появлению этого полотна послужил пейзаж 1888 года "Туман в сосновом лесу", написанный, по всей вероятности, как и "Бурелом", после поездки в вологодские леса. Видимо, "Туман в сосновом лесу", с успехом экспонировавшийся на передвижной выставке в Москве (ныне в частном собрании в Чехословакии) породил у Шишкина и Савицкого обоюдное желание написать сходный по мотиву пейзаж с включением в него своеобразной жанровой сценки с резвящимися медведями. Ведь лейтмотивом прославленной картины 1889 года как раз и является туман в сосновом лесу. Судя по описанию оказавшегося в Чехословакии пейзажа, задний план его с участком густого леса напоминает дальний вид исполненного маслом эскиза картины "Утро в сосновом лесу", принадлежащего Государственной Третьяковской галерее. И это лишний раз подтверждает возможность взаимосвязи обеих картин. Видимо, по эскизу Шишкина (то есть так, как они были задуманы пейзажистом), Савицкий и написал медведей в самой картине. Эти медведи с некоторыми различиями в позах и в количестве (сначала их было два) фигурируют во всех подготовительных набросках и эскизах Шишкина. А их было немало. В одном только Государственном Русском музее хранятся семь карандашных эскизов-вариантов. Медведи получились у Савицкого столь удачно, что он даже расписался вместе с Шишкиным на картине. Однако приобретший ее П. М. Третьяков снял подпись, решив утвердить за этой картиной только авторство Шишкина. Ведь в ней "начиная от замысла и кончая исполнением, все говорит о манере живописи, о творческом методе, свойственных именно Шишкину".

Занимательный жанровый мотив, введенный в картину, во многом способствовал ее популярности, но истинной ценностью произведения явилось прекрасно выраженное состояние природы. Это не просто глухой сосновый лес, а именно утро в лесу с его еще не рассеявшимся туманом, с легко порозовевшими вершинами громадных сосен, холодными тенями в чащах. Чувствуется глубина оврага, глушь. Присутствие медвежьего семейства, расположившегося на краю этого оврага, порождает у зрителя ощущение отдаленности и глухости дикого леса.

В конце жизни художник рассуждал перед учениками о не понятых еще таинствах природы, о будущем расцвете пейзажной живописи в России, ибо, как он считал, "Россия - страна пейзажа".

Так складывалась монолитная концепция творчества Шишкина, снискавшая ему, в силу своей цельности и органичности, столь широкое признание. Неразделимость самого предмета творчества художника и его искусства бросалась в глаза современникам. Его называли "лесным богатырем-художником", "царем леса", и в самом деле культ дерева, леса был присущ Шишкину в высшей степени. Он видел в нем бесконечное разнообразие форм, воплощение бессмертия природы, материализацию чувства Родины. Не было в русском искусстве художника, который бы знал пейзаж столь "ученым образом" (Крамской). Крамским точно отмечена сама сущность творческого метода Шишкина, метода, в котором функции художественно-познавательные, эстетические естественно сочетались с функциями "естествоиспытательскими", научно-исследовательскими. Правда, такое сочетание не могло не привести к известным издержкам и потерям, к которым, прежде всего относится недостаточная разработанность колорита в художественной системе живописца. Но у Шишкина сам пафос познания, благодаря именно своей мощи, целенаправленности и объективной истинности, приобретал нередко богатые образные потенции и нес немалое эмоциональное напряжение. Его стремление объектировать, очистить от всего личного и потому случайного свое восприятие природы приводило к тому, что картины Шишкина воспринимались как программные свидетельства принципиальной личной позиции художника, и они не оставляли зрителя равнодушным.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9

Поплярное на сайте:

Влияние древнеримского искусства на европейское
Все художественное творчество Европы от средневековья до наших дней несет на себе следы сильного воздействия римского искусства. Внимание к нему всегда было очень пристальным. В идеях и памятниках Рима многое поколения находили нечто соз ...

Казанский собор
Казанский собор, освященный в честь Казанской иконы Божией Матери, был построен на Красной площади во второй четверти XVII века в благодарность за избавление России от польско-литовских захватчиков в 1612 году и в память о погибших в этой ...

Эллинистическая культура
Характер и значение эллинизма, как нового этапа в истории античного рабовладельческого общества особенно четко отразились в эллинистической культуре, что дало повод некоторым историкам видеть в эллинизме только явление культурно-историчес ...