Семья. Истоки

Сезанны вышли из небольшого городка Чезены (Cezana), ныне относящегося к западному Пьемонту, и поэтому до последнего времени считалось, что они были чисто итальянского происхождения. Однако в 17 столетии, насколько можно судить по именам, место это было населено семьями французких корней, и лишь в 1713 году о Утрехтскому договору восточные склоны долины Брьянконнэ (Brianconnais) были обменены французами на долину Барселоннет. Городок Сезанн-Чезена стал таким образом итальянским. Семейство Сезанн к тому времени уже переместилось (около 1650 года) в Безансон, этак миль на пятнадцать по тракту. Метрические книги сообщают об обувных дел мастере Блезе Сезанне, который от двух жен имел пять или шесть детей. Незадолго до 1700 года одна из ветвей фамилии оказалась еще дальше к западу – в Эксе.

Там в приходе Сен-Мадлен, в августе 1702 года родился Жак-Жозеф, сын Дени Сезанна и Катрин Маргри. Дени, возможно был старшим сыном Блеза. Третий сын, Андре, который родился в апреле 1712 года, был perruquier – изготовитель париков или парикмахер, вероятно и то и другое вместе. Его жена Мари Бугарель произвела на свет несколько детей, один из которых, родившийся 14 ноябра 1756 года, был Тама-Франсуа-Ксавье Сезанн, портной. Он женился на Роз Ребюффа и перебрался в местечко Сен-Захари, что в пятнадцати милях он Экса. Его сын Луи-Огюст был отцом художника.

В этой родословно примечательно то, что Поль происходил из среды много трудившися ремесленников, из поколения в поколение занятых ручным трудом. Также можно предположить, что в переездах семейства (намекавших на то, что оно ощущало себя пришельцами в провансальской среде), можно уловить нечто от незатихнувшей семейной традиции, которая получила глубоко скрытую форму в характере Поля.

Луи-Огюст был единственным Сезанном, который поднялся над низким уровнем жизни простого ремесленника. Родившийся 28 июля 1798 года, он был болезненным ребенком, но вырос, как бы компенсирую медленный старт более сильным и деятельным, чем обычные дети. Во взрослом возрасте у него было тяжелое, гладко выбритое лицо с высоким лбом, редеющие волосы и глубокие складки между густыми бровями, что создавало ощущение твердости и проницательной ироничности.

На втором десятке он понял, что Сен-Захари – это не место для человека призванного идти своим путем в мире. Он пошел вспять по семейным следам и обосновался в Эксе, одном из главных центров по производству фетровых шляп.

Весьма умно он рассудил отправиться в Париж в 1821 году, где пробыл около трех или четырех лет, сначала простым рабочим у мастера-шляпника, потом торговцем. Вернувшись в Экс в 1825 году, он основал магазин с Мартеном, шляпником и около 1845 года фирма была ликвидирована. Луи-Огюст еще пару лет продолжал свой собственный шляпный промысел, после чего он решился на смелый шаг – стать банкиром в революционном 1848 году.

Еще в то время, когда он занимался шляпами, Луи-Огюст повстречал одного молодого человека, Луи Обера, и, возможно некоторое время импользовал его в своем новом деле. Сестру Луи Анну-Элизабет-Онорину, высокую миловидную женщину, Луи-Огюст склонил к тому, чтобы жить с ним. Оберы были экскими ремесленниками в течении нескольких поколений. Элизабет родилась в городе 24 сентября 1814 года, ее отец был столяром мебельщиком, а мать урожденной Жерар из Марселя. Это семейство вроде бы имело отчасти романтическое родство утверждая о связях с наполеоновским генералом Жераром, который выполнив свою миссию в усмерении острова Сан-Доминго в Вест-Индии, вернулся, как говорят, с негритянкой. Факты, впрочем, утверждают иное – мать Элизабет родилась в 1779 году в семье работника на серебряных промыслах, так что предание должно быть все же лишь досужей фантазией.

До того как Сезанны обвенчались 29 января 1844 года, Элизабет родила Луи-Огюсту Поля и Мари. В 1854 году она родила вторую девочку, Розу. Поль родился в час ночи 19 января 1839 года в доме на улице Оперы, 28.

Экс сыграл чрезвычайно важную роль в жизни Поля Сезанна и его друга Эмиля Золя,

который описал город в романах под именем Плассана. Тщательное изображение деталей тамошней общественной жизни содержится в наибольшей степени в «Карьере Ругонов» и в «Завоевании Плассана». Картину которую рисует Золя, позволяет глубоко проникнуть в мир Сезанна тех долгих лет, что они делили в Эксе и в Париже. Огромные серии романов Золя основаны на описании семейств из Экса – Плассана.

Поплярное на сайте:

70-е: на сцене– большеглазые блондинки
В семидесятые индустрия моды, наконец, поверила в эстетику хиппи. Правда, драные на коленях клеши, умопомрачительной пестроты рубашки и украшения из унитазных цепей могли себе позволить лишь ультра-модники. Обычная же светская тусовка все ...

Русский натюрморт XIX века
Русская культура на рубеже веков имеет самое непосредственное отношение к истории импрессионизма. А Москва, наряду с Парижем и Нью-Йорком, является третьим городом мира, где перед первой мировой войной была сосредоточена лучшая часть импр ...

Отец техники киносъёмки
Отталкиваясь от достижений своих предшественников - пионеров художественного кино, Гриффит начал разбивать сцены на множество съемочных кадров, варьируя расстояние и ракурс съемки, чтобы придать действию большую драматичность. Кроме того, ...