“Новое мироощущение” Австро-немецкого импрессионизма

Статьи по культурологии » Импрессионизм как явление в культуре » “Новое мироощущение” Австро-немецкого импрессионизма

Осмысление импрессионизма и теоретическое его обоснование было интенсивным в немецкоязычном регионе Западной Европы. Объясняется это не только склонностью немцев к теоретизированию, но и тем обстоятельством, что импрессионизм пришел в этот регион извне, из Франции. Рейтерсверд свидетельствует: “В Германии знакомство с живописью импрессионистов состоялось только осенью 1882 года. Богатый русский частный коллекционер в Берлине, профессор Карл Бернштейн, по мнению Лафорга “единственный знаток современной французской культуры в немецкой столице”, в начале года по совету своего кузена Шарля Эфрусси купил десяток полотен и акварелей работы Мане, Моне, Сислея, Писсарро и Берты Моризо и пригласил художников и знатоков искусства для осмотра новых приобретений”. По свидетельству присутствующих, “знатоки” перепугались.

Распространение импрессионизма в Германии и Австрии стимулировалось и тем, что этот пришелец, наделавший столько переполоха, должен быть изучен и представлен зрителю, читателю да и “знатокам”. Дело осложнялось еще и тем, что почти одновременно извне приходили сюда, как и в США, и импрессионизм, и натурализм, и реализм, то есть все варианты искусства конца века, ссылавшиеся на природу как на свой прямой источник. В затхлой и консервативной атмосфере вильгельмовской империи любой призыв к природе звучал дерзко и возбуждающе.

В Германии ключевую позицию сразу же в 80-е годы занял натурализм, ибо именно он осуществлял призыв к природе, заявку на точность, правдивость, как казалось, самым последовательным, самым очевидным образом. У немцев, для которых самым актуальным в конце девятнадцатого века был лозунг – создать современное национальное искусство, натурализм без труда сливался с реализмом, ибо натуралистическая достоверность представлялась в Германии достоверностью национальной, казалась открытием немецкой почвы, народной основы. “Натуралистическая” эстетика в Германии 80-х годов – это эстетика национального искусства “…четыре корня современного искусства – национальность, демократия, субъективный и объективный реализм”. В этой концепции немецкого натуралистического реализма нашел себе место и немецкий “натуралистический импрессионизм”.

Импрессионистические свойства раннего немецкого натурализма проявились вполне очевидно в произведениях некоторых авторов. Так, “Весна” Иоганнеса Шлафа является характерным образчиком импрессионистической прозы. “Я “ пристально вглядывается в весенний пейзаж ограничивая себя узким кругозором “лежу я глубоко в траве, под ясным солнце, руки под затылком, посвистываю…”. Такое ограничение дает возможность рассматривать очень пристально, фиксируя, как положенно импрессионисту, переливы света, игру красок.

В своеобразном, пантеистическом варианте проступает у Шлафа импрессионистическое взаимопроникновение внешнего и внутреннего миров. Мир внешний – прямое отражение внутреннего. “Весна” души творит весенний пейзаж. Одновременно и душа оказывается прямым производным от всеобщего цветения. Именно поэтому “Я” столь безлико, может без труда принимать любые формы одного и того же “весеннего” состояния, включаться в хоровод красок, в игру ярких цветов, где легко и просто меняются наряды. Все бытие, по Шлафу, - это “ликующая, пронзительная, сладкая, как ясный колокольчик, хохочющая, щебечущая, миллионноголосая радость”.

В отличии от Франции, в Германии импрессионизм осознавался как следующий за натурализмом этап, как составная часть литературного течения, определившегося в результате распада натурализма. В Германии отпочкование импрессионизма стало символом поворотом от аморфного натурализма 80-х годов к не менее аморфному “неоромантизму” 90-х годов, к экспрессионизму. Вот почему импрессионизм в конце девятнадцатого века в Германии воспринимается как самое характерное воплощение “конца века”, то есть не столько как художественный стиль или даже метод, сколько как мировосприятие, философия, жизненная позиция в широком смысле слова.

Поплярное на сайте:

Музыка древнего мира
Нам трудно представить себе музыку первобытных; людей. Ведь тогда еще не существовало письменности и никто не умел записывать ни слова песен, ни их музыку. Самое общее представление об этой музыки мы можем получить частью по сохранившимся ...

Начало реформаторской деятельности
Начало реформаторской деятельности Глюка ознаменовалось его сотрудничеством с жившим в Вене итальянским поэтом, драматургом и либреттистом Раниеро да Кальцабиджи (1714—1795). Метастазио и Кальцабиджи представляли собой два различных напра ...

Появление матрешки на Руси
Многообразна современная игрушка. В ней множество новых образов и сюжетов, художственно-стилевых поисков, авторских почерков. И каждая игрушка, прежде чем стать эталоном, образцом для подражания, проходит долгий путь. Вспомним знакомую вс ...