Польские экслибрисы Фаворского

Статьи по культурологии » Экслибрис » Польские экслибрисы Фаворского

Страница 2

Последний из шести экслибрисов 1922 года для Виктора Гавриловича Памфилова. Эмблематика целиком принадлежит заказчику, который счел нужным и фамилию свою перевести на греческий лад, а смысл знака персонально тесно связана с ним. Изображена чаша жизни, её скоротечность и конечное просветление в виде сияющего нимба. Фаворский чудесно награвировал данное ему задание, но кроме своего мастерства не внёс в этот знак ничего индивидуального.

К родственному типу экслибриса, сокровенный смысл, которого полностью раскрывается лишь для самого владельца, принадлежит и своеобразный декоративный знак Алексея Алексеевича Сидорова, нарезанный Фаворским в 28 году. При оценке композиционной стороны экслибриса и его сюжета, следует помнить его чисто персональный характер, где художнику часто ставятся определённые границы, не позволяя свободно развивать свои творческие замыслы. Рисунок называется “Фантастические головы”, он изыскан и изобретателен. Во время случайных карандашных пометок появился женский профиль – античная голова. Потом к профилю пририсовали конус, потом острый конец конуса загнули, получился извивающийся хвост, сначала изгибы хвоста были случайными и беспорядочными, но потом приобрели ритмичность и упругость. Так был разыскан мотив, использованный для заставки и для экслибриса Сидорова.

После 22 года Фаворский на продолжении двух лет не приходилось вовсе, за исключением одного, коснуться экслибриса. Исключение это относится к конкурсу на экслибрис для библиотеки Государственного издательства, объявленному в 1923 году при поддержке “Комиссии по изучению искусства книги”. Фаворский в виде эскиза награвировал соответствующий знак, который, однако, не удовлетворил самого автора и совсем не был представлен членам жюри конкурса. Чувство самокритики не обмануло Фаворского, так как действительно этот эскиз стоял не на высоте предыдущих экслибрисов.

В 1925 году длительный интервал прерывается рядом новых заказов, и в этой новой серии экслибрисов Фаворского бросается в глаза одна новая композиционная деталь. Все экслибрисы, нарезанные Фаворским до 25 года за исключением ранних картушей, обязательно заключались в традиционную четырехугольную рамку. С 25 года она исчезает. Композиция экслибриса становится столь свободной, крепкой, уравновешенной, самодовлеющей, что не нуждается больше не в каком обрамлении, которое к тому же иногда удачно заменяется текстом. Книжные знаки Фаворского предназначались для узкого круга коллекционеров, а потому и арсенал употреблявшихся в них атрибутов и аллегорий был ограничен и сугубо специфичен. Это ещё не в полной мере касается первого экслибриса данного периода для инженера путей сообщения Сергея Георгиевича Пятина, вообще мало характерного для Фаворского, даже в некоторой степени, выпадающего из его экслибрисного эвра. Чисто производственная тема – с элеваторами, мостом, аэропланом, данная Пятиным, по- видимому не сильно вдохновили художника и во всей композиции мало специфически экслибриского.

В знаке для инженера Ивана Ивановича Федорова – композиционный сдвиг уже проведён в совершенстве, и всякая возможность линейного обрамления тут окончательно изжита. Это один из самых очаровательных экслибрисов вообще, как по своему замыслу, так и по числу ювелирных отделок. Как ясно и убедительно здесь олицетворён мотив человека пытливого ума, который с помощью гения пытается проникнуть в сущность вселенной. В ней ярко отражена и эволюция гравюрного стиля Фаворского, характерная для его творчества данной эпохи и сказавшаяся в полном отходе от раньше любимых звонких контрастов черного и белого, к усиленному теперь стремлении лишь к общему серебряному тону листа. На листе свободно разместились цветы, солнце, луна, звёзды. Кажется, мельчайшие изображения могли бы спокойно разбежаться, рассыпаться по листу, нет никакой условной рамки, которая бы сдерживала бы, ограничивала бы их. Любопытно, что в первоначальном состоянии доски экслибриса Федорова цветочки и звёзды нижнего левого угла выделялись на фоне густой черной плоскости, которая впоследствии целиком была удалена ради единства общего мягкого тона. Безупречное понимание пространства, как целого собирает все компоненты композиции воедино. Фаворский черпал мотивы для своих экслибрисов в истории, в мифологии, в философии. Но бывало и так, что они рождались от произвольного движения руки, рассеяно чертившей на бумаге какой-либо узор. В одинаковой мере последний прельщает и в натюрмортном экслибрисе доктора Л.Я. Белобородова – замечательная мастерская простота композиции и гравировки. Какой длительный путь технической эволюции проделан был Фаворским от большого декоративного натюрморта 20 года напечатанного в журнале “Москва” до любовной интимности этой маленькой гравюры.

Страницы: 1 2 3

Поплярное на сайте:

Рождение кино
Эффект сохранения на сетчатке глаза следа увиденного изображения, а также соединения отдельных, быстро сменяющихся изображений в единое, как бы движущееся, был известен еще древним египтянам, о нем писал Лукреций, его исследовали Леонардо ...

Юность
Михаил Александрович Врубель родился 5 марта в Омске. Отец Врубеля, Александр Михайлович, - поляк, офицер, служил в Омской крепости с 1853 по 1856 г. Мать, Анна Григорьевна, урожденная Басаргина, родственница декабриста Н.В. Басаргина, - ...

«Коммерческий» музей Гуггенхайма
Для музея современного искусства, за неимением собственной «Джоконды» или чего-то столь же привлекательного для туристов, вариантом спасения от разорения может стать агрессивный маркетинг. Ярким примером такого развития можно назвать муз ...