“Прометей Прикованный”

Среди сохранившихся трагедий Эсхила “Прометей Прикованный” занимает несколько особое место: целый ряд стилистических особенностей, очень скромная роль хора, наконец изображение Зевса как жестокого тирана не находят себе аналогий в других известных нам эсхиловских творениях. Тем не менее “Прометей Прикованный” – быть может, величайшее создание Эсхила. За прошедшие тысячелетия ее герои не только не потерял своего монументального величия, не только не потускнел, а, наоборот, стал еще возвышеннее, еще озареннее. Множество благ даровал Прометей людям. Важнейшее из них – то, которое предотвратило гибель людского рода, дарование огня. За этот дар человечеству Прометей и наказан. Титан-прозорливец заранее знал, что ему за это уготовано, так что он пошел на самопожертвование сознательно. Черты непреклонного характера Прометея еще резче обозначаются из сопоставления с женственной мягкостью до конца ему верных Океанид, которые появляются в начале трагедии «со стороны моря, в крылатой колеснице». Они сочувствуют титану, хотят ободрить его:

Ободрись! Не бойся!

Ведь с любовью наша стая

Взапуски на крыльях быстрых

К этой скале прилетела.

Стонет хор, оплакивая муки титана, слушает его рассказ и предпринимает попытки образумить Прометея. Обеспокоенные дерзкой речью Прометея, Океаниды напоминают ему о жестокости Зевса, но не могут склонить его к благоразумию. Им не удается, как и затем Океану, поколебать непреклонную волю Прометея.

Хор Океанид – женский хор. И это не случайно. Ведь именно женщине в идеале присуще сострадать, утешать в горе, оплакивать муки. Кроме того, идеальная женщина- образец верности. Так и Океаниды не бросают Прометея, остаются верными ему, делят его мучения:

Что вытерпеть должно, вытерпим вместе с ним.

Предателей мы ненавидим, и нет

Порока для нас

Гнусней и мерзей вероломства.

“Прометей Прикованный”, в отличие от прочих трагедий Эсхила, поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий. Если подойти к хору с точки зрения декламационно-риторической, то сразу можно увидеть, как он необходим для углубления общего монументально-патетического стиля трагедии.

Итак, проанализировав трагедии Эсхила «Персы», «Орестея» и «Прометей Прикованный» можно сделать вывод о роли хора в них. В «Персах» хору отводится значительная часть: он повествует, восхваляет и оплакивает, выступая от имени персидского народа, а также выражая иногда и точку зрения самого автора.

В каждой части «Орестеи» хор выполняет определенные задачи. В «Агамемноне» аргосские старцы выражают то предчувствие, то сомнение, то осуждение. Также партии хора важны для передачи настроения героев и самой атмосферы повествования. В «Плакальщицах» хор не столько оплакивает кончину царя, сколько подстрекает Ореста на убийство. Наиболее ярко выраженный образ принимает хор в третьей части. На наших глазах происходит удивительная метаморфоза: злобные преследующие Ореста Эринии превращаются в благосклонных Эвменид, где главным двигателем процесса является Справедливость.

В «Прометее Прикованном» хору отведена малозначительная роль. Нежные Океаниды появляются, чтобы сострадать и утешать Прометея, контрастом подчеркивая его непримиримый дух.

По известным причинам мы не можем в полной мере оценить гениальность драматургии Эсхила, ведь мы оцениваем его трагедии только как текст. Хотя современные режиссеры время от времени предпринимают попытки (на мой взгляд напрасные) поставить на сцене произведения Эсхила. Один из таких примеров -сравнительно недавняя постановка «Орестеи» Питером Штайном. Я не могу судить о художественных достоинствах или недостатках этого спектакля (если этот термин здесь уместен), т.к. я его не имела возможности его посмотреть. Это лишний раз доказывает гений Эсхила-драматурга, который и сейчас, спустя две с половиной тысячи лет после написания своих трагедий, продолжает вдохновлять людей искусства. Современные драматурги также не перестают черпать вдохновение для создания героических образов и постановки сущностных вопросов человеческого бытия в творениях Эсхила, влияние которого далеко не исчерпано.

Поплярное на сайте:

Начало реформаторской деятельности
Начало реформаторской деятельности Глюка ознаменовалось его сотрудничеством с жившим в Вене итальянским поэтом, драматургом и либреттистом Раниеро да Кальцабиджи (1714—1795). Метастазио и Кальцабиджи представляли собой два различных напра ...

Алексей Кондратьевич Саврасов
Алексей Кондратьевич Саврасов (1830-1897) - замечательный русский художник-пейзажист, один из членов-учредителей Товарищества передвижников, родился в Москве. Алексей Кондратьевич Саврасов родился 24 мая 1830 года в семье московского куп ...

Ренуар
Дега и Ренуар были полной противоположностью друг другу. Пьер-Огюст Ренуар ослепил мир жизнерадостными изображениями крепких, здоровых, женщин, белокожих Диан, полнокровных богинь, которые были его идеалом. Дега, напротив, никогда не льст ...