Портреты петербургского периода

Статьи по культурологии » К.П. Брюллов – портретист » Портреты петербургского периода

Страница 6

В характеристике поэтического облика Струговщикова, в серьезности его душев­ных переживаний, отраженных во взгляде карих глаз, в спокойной сосредоточенности лица с мягкой линией широких губ и раздвоенным подбородком нет ничего от Эффектов загадочной натуры. Непринужденна и естественна его поза, правдив жест опущенной в поэтическом раздумье руки с зеленым томиком только что прочитанных стихов. Лицо Струговщикова, выступающее светлым пятном в обрамлении темных волос и черного шейного платка, повязанного большим узлом, привлекает красотой человече­ского интеллекта, тонкостью чувств.

Вылепленные Брюлловым в портрете с огромным мастерством голова и руки Струговщикова окружены мягкой игрой света и тени. В их моделировке отсутствуют резкие контрасты светлых и темных пятен, рассчитанных на экспрессивность образа. Брюллов оставил эффектные приемы, увлекавшие его во время работы над портретами сестер Соколовых, Витали и Н. Кукольника. Распределение света стало ровнее, спокойнее, его источник — конкретнее. Охраняя излюбленную в петербургский период гамму нейтральных темных тонов, Брюллов оживил свою палитру насыщенным красным цве­том. в который окрашена спинка кожаного кресла, образующего живописный фон для лица и фигуры Струговщикова.

В большинстве петербургских картин использовано сочетание золотисто-корич­невых и красных тонов. Брюллов отказался от ранних приемов накладывания тона на тон, в результате чего получалась плотная, непроницаемая красочная поверхность. Усиление внимания к передаче световоздушной среды в работах художника с конца 1830-х годов было следствием реалистического изучения натуры. Изменились и техни­ческие приемы мастера. Для выявления светлых мест он стал прибегать к коричнево-охристому подмалевку, поверх которого лессировочно проходил другой краской, соз­давая впечатление «свечения» колорита. В местах тени — особенно в лицо — клал свинцово-сизый подмалевок, по которому жидко проходил голубым. Изменив техниче­ские приемы, Брюллов по-прежнему заботился о тщательности исполнения.

Закономерны для Брюллова этого периода творческие симпатии к великим реали­стам прошлого. Среди них он выделял Рембрандта, который, по его словам, «похитил солнечный луч», и Веласкеса. Если влияние Рембрандта нашло прямое отражение в соз­дании портрета Яненко, то воздействие живописи Веласкеса можно увидеть в портрете Яниша.

Не всегда виртуозная техника Брюллова подчинялась его реалистическим устрем­лениям. Злоупотребление размашистой кистью и звучностью колорита приводило порой мастера к творческим неудачам. Так случилось с портретом П. И. Кривцова (1844), в котором образ человека затмили яркие краски.

Только тогда, когда Брюллов воспевал красоту человеческой мысли и благородство души, его портреты обретали подлинно поэтический характер. Когда же модель не вызывала этих чувств у художника, его образы становились безликими и официаль­ными. К последним можно отнести портрет президента Л. Н. Оленина (1838), бывшего министра кн. А. Н. Голицына (1840), отличавшегося реакционными взглядами, и сановника С. Г. Лихонина (1841). С большой тщательностью отметил Брюллов ордена, украшаю­щие их грудь, надменность осанки, великолепие обстановки (портрет А. Н. Голицына). Но мастерство исполнения не могло восполнить в портретах отсутствие поэзии и лирики.

Особое место в творчестве Брюллова занимают женские камерные портреты. Нередко мастера упрекали в том. что ему не удавались женские образы, отмеченные печатью шаблона. По воспоминаниям Н. Д. Ульянова, В. А. Серов говорил: «Брюллов плохо чувствует «букву о», то есть овал лица, имеющий различные формы. У него, так же как и у многих художников XVIII века, на этот счет был готовый штамп. А—мастер, что говорить»,—заключил он свой приговор.

Замечательные портреты М. И. Алексеевой. С. И. Самойловой, Э. Тимм, У. М. Смирновой, М. П. Волконской, А. Я. Петровой, П. Виардо, сестер Трофимовых и других, относящиеся к концу 1830-х—первой половине 1840-х годов, полностью опровергают несправедливую оценку, данную этой области искусства Брюллова.

Женские портреты говорят о преемственной связи творчества Брюллова с искус­ством Кипренского. В них развивается основная линия русской портретной живописи, воспевающей в человеке высокую духовную культуру, интеллектуальность и благо­родство.

Образы женщин в портретах художника всегда благородны и изящны. В лучших своих произведениях Брюллов никогда не переходил ту грань, за которой начиналось жеманство и светское безразличие. Красоту женщины Брюллов видел не в одном внешнем совершенстве, а в зна­чительности ее внутреннего мира, возвышенном строе чувств. Углубление харак­теристик женских портретных образов шло, как и в других произведениях 1840-х го­дов, по мере развития его реалистических устремлений. Героиней Брюллова была жен­щина, наделенная мягкой, поэтической натурой, но обладавшая и пылкой душой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поплярное на сайте:

Тема «Демона» в искусстве художника 1890х-1902 г.г
Неудача с работой во Владимировском соборе, естественно, сильно отразилась на тонкой натуре художника. Покинув Киев, он сблизился с кружком Мамонтова, и в его творчестве наступил новый период. Вместо Христа появляются один за другим образ ...

Образ Мадонны в современной живописи
Можно не знать Рафаэля и его "Сикстинской мадонны", "Петроградской мадонны" Петрова-Водкина, двух "Партизанских мадонн" или "Мадонны Биркенау" Михаила Савицкого, но мадонн Кузьмича знает каждый. Есл ...

Библейские сюжеты в живописи
В течение двух тысячелетий весь мир воспитывается на сказках и преданиях, песнях и притчах, взятых из Библии. Библия дошла до нас сквозь толщу веков. Её запрещали, жгли, но она уцелела. Понадобилось 18 столетий, чтобы составить Библию. Н ...