Формализм как школа

Статьи по культурологии » Формализм как школа

Страница 1

Гуманитарные науки как более "мягкие" гораздо более чувствительные к воздействию внешних, собственно социологических параметров развития - в отличие от естественных наук, обладающих "жестким" методологическим каркасом и, соответственно, защитным поясом от вмешательства социальных факторов во внутреннюю эволюцию науки. В случае с формалистами эта общая закономерность осложнена тем, что к моменту появления русской формальной школы отечественное литературоведение было уже достаточно социально интегрировано, хотя и методологически аморфно. Для литературоведения середины 1910-х гг. его встроенность в академическую и университетскую иерархию вовсе не предполагала упорядоченности исследовательских методов, техник и т.д. Превращение отраслей гуманитарного знания в соответствующие дисциплины происходило иначе, чем научная революция в естествознании XVII в., поскольку становление внутренних стандартов научности - когнитивное упорядочение - осуществлялось относительно наук о духе в уже институционально упорядоченной области (отделения в национальных академиях, соответствующие кафедры и факультеты в университетах).

Попытаемся спроецировать критерии, предложенные Н.Ч. Маллинзом для изучения таких "революционных групп" в науке, как этнометодологи, психологи-бихевиористы и биологи - исследователи фагов, на этапы деятельности русских формалистов:

норма (провозглашение исходных принципов - манифест Шкловского "Воскрешение слова"; сближение с лингвистами Якубинским и Поливановым, 1914-1915 гг.);

сеть (формирование исследовательского микросообщества, внутреннего кружка и среды, подготовка к выпуску собственных периодических органов - формирование Общества по изучению поэтического языка (Опояза), выпуск сборников по теории поэтического языка; знакомство с Якобсоном и москвичами, 1916-1918 гг.);

сплоченная группа (серия публикаций - ряд монографий под маркой Опояза, система взаимных ссылок, резкий рост полемических выступлений, появление первых учеников - по студии "Всемирной литературы", формирование второго поколения школы в рамках Государственного института истории искусств (ГИИИ), 1919-1923 гг.);

специальность - научная дисциплина ("фаза учебников" - своя система преподавания, закрепление автономии в академической и университетской среде, вплоть до постепенного размывания и исчезновения исходной группы - исследовательские семинары в ГИИИ, выход серии "Вопросы поэтики", наконец, расхождение в рамках программы и обострившаяся проблема воспроизводства школы - так называемых "младших формалистов", 1924-1930).

Исходное доминирование социально-групповых аспектов научной динамики в литературоведении (как "мягкой" науке), усиленное эпохой революционного перелома 1910-1920 гг., может объяснить фактическую самоизоляцию, черты сектантского замыкания формалистов относительно их "оппонентного круга" (в смысле М. Ярошевского) - сообщества филологов, так или иначе вовлеченных в процесс внутренней перестройки науки о литературе. Формалисты крайне негативно реагировали на попытки "нейтрализации" того нового знания, которое они внесли в литературоведение. Именно этим, в частности, была обусловлена резкость их расхождения с Виноградовым и особенно с Жирмунским, который пытался играть в противостоянии академизма и опоязовской поэтики роль примирителя и третейского судьи.

В "оппонентном круге" формальной школы особенно значимыми были московские филологи, группировавшиеся вокруг Московского лингвистического кружка (1915-1924 гг.), которые с середины 1920-х гг. из соратников все больше превращаются в глазах опоязовцев в отступников и соглашателей. Причиной этого был возврат москвичей к "академизму", в том числе и в формах организации научной деятельности. Петроградскому Институту истории искусств, который, как было указано, являлся формой институциализации и воспроизводства формальной школы, в Москве соответствовала Государственная Академия художественных наук (ГАХН) при Наркомпросе, где активно сотрудничали члены МЛК. Минуя дискуссию о значимости МЛК и Опояза для современной филологии мы можем вслед за Н. Маллинзом и Б. Гриффитом обозначить петроградскую группу как "революционную", с характерной для нее внеакадемической маргинальностью, а московскую - как "элитарную", ориентирующуюся на традицию и центральное положение в дисциплине.

Так, статус учебного заведения лишь закреплял отличие ГИИИ, обеспечившего появление "младоформалистов", от герметичной и академически замкнутой ГАХН, бывшей чем-то вроде "клуба московской гуманитарной интеллигенции". Ориентированный на превращение формального метода в часть общей философско-эстетической методологии, московский круг Г. Шпета последовательно приобщал формализм к филологической традиции. Неудивительно, что из Московского лингвистического кружка и ГАХН вышли будущие представители разбавленного марксизмом "реставрационного" неоакадемического литературоведения 1930-х гг. (в первую очередь - Л.И. Тимофеев, автор канонического для того периода вузовского учебника "Введение в литературоведение").

Страницы: 1 2 3

Поплярное на сайте:

Культура и искусство Древней Греции
Эрмитаж располагает богатейшим собранием древнегреческих ваз, позволяющим проследить развитие гончарного искусства, начиная с IX-VIII веков до н.э. по III век до н.э. Одним из лучших образцов может служить краснофигурная пелика (сосуд для ...

Ренуар
Дега и Ренуар были полной противоположностью друг другу. Пьер-Огюст Ренуар ослепил мир жизнерадостными изображениями крепких, здоровых, женщин, белокожих Диан, полнокровных богинь, которые были его идеалом. Дега, напротив, никогда не льст ...

Современный Британский парламент
Длительный эволюционный путь обусловил характерную для высшего представительного органа страны преемствен­ность. Британский парламент — удивительный пример соче­тания старых и новых форм, их напластований, сосущество­вания. Эта особенност ...